Заключительная пятая глава романа с рабочим названием "Обратная сторона"

Первая глава  →  Вторая глава  →  Третья глава →  Четвертая глава  →  Пятая глава

 

Глава V

Неисповедимы пути господни

 

Чем дальше я шел вперед, тем вокруг становилось все тише. Крики уже почти не долетали до меня, вдребезги разбиваясь о багровую мглу. Я не спеша двигался мимо тех же саркофагов. Тут они были совсем другие - еще более древние и зловещие. Почти доверху заполненные песком и тысячелетней пылью они находились намного дальше друг от друга и не были так четко структурированы. Я заметил еще одно важное отличие - на них совсем отсутствовали металлические решетки, закрывающие обителей от внешнего мира. Я представил себе то дикое существо, за сотни веков лишенное всякого разума, которое иногда выползает из этой ямы, и меня пробил холодный озноб. Спина покрылась мурашками, хотя бояться пока было нечего – кроме песка и иногда встречающихся обломков камней я больше ничего не видел.

Чем дальше я пробирался к центру, тем хуже я понимал куда идти. Багровая дымка, обволакивающая все вокруг, очень мешала обзору, делая невидимыми объекты, находящиеся на расстоянии более трех метров. Я уже думал, что сбился с пути, но тут впереди, где-то далеко в тумане появилось слабозаметное свечение. Возможно, это горел большой костер. Какой-нибудь очень древний, не гаснущий уже несколько десятков тысяч лет. По всей видимости, это и был центр кругов, к которому я стремился.

Некоторые саркофаги, мимо которых я шел, были только до середины заполнены песком. Однако кроме него я больше ничего не заметил и в какой-то момент уже полностью был уверен, что эти саркофаги пустуют, пока не увидел в одном из них ели заметное движение. Из слоя пыли медленно поднялась кисть руки. Она была черной от грязи, но определенно живой. Ее движение было неспешным и плавным. Появилась на поверхности и так же медленно скрылась из виду под слоем песка. Сразу подуло холодным ветром, и по спине снова побежали мурашки. Леденящий душу ужас сковал все мои движения. Я на мгновение замер, но сразу пошел дальше, стараясь больше не смотреть в ту сторону и не вспоминать увиденного. Но свои мысли отвлечь никак не получалось. Ум цеплялся за воспоминания и раз за разом в голове создавал увиденный образ: рука медленно поднимается из могилы, моля о пощаде и освобождении. Но освобождение наступит только после смерти, а смерть не наступит никогда.

Свет, к которому я шел, уже ярко освещал все вокруг, слепил глаза, из-за чего двигаться стало еще труднее. Пару раз я чуть не упал в саркофаги, замечая их в самый последний момент. Время от времени я отчетливо слышал шорохи где-то совсем рядом с собой. Это мог быть ветер, дующий из-за спины, но на всякий случай я пытался не смотреть по сторонам. Происходящее пугало меня до смерти. По мере приближения к источнику света у меня в теле появлялась невероятная слабость и головокружение. Каждый шаг давался мне с большим трудом, и в какой-то момент, чтобы не упасть в беспамятстве, я опустился на четвереньки. Так двигаться было не намного легче, однако так было меньше шансов потерять сознание.

Совсем скоро я почувствовал странную отстраненность от происходящего, оставаясь один на один лишь со своими мыслями. Мысли же побежали с бешеной скоростью, и я стал сосредоточенно думать только о пункте своего назначения. Я упорно полз вперед, и невыносимо желал доползти как можно дальше, теперь отчетливо понимая, что до самого центра мне добраться не удастся. Хотя бы еще немного вперед, чтобы прикоснуться к той великой силе присутствующей там. Теперь я хотел стать частью этой силы, частью этого божественного процесса. Я знал, что появился на свет только для того, чтобы проползти на карачках весь свой жизненный путь и потом остаться тут навсегда.

Сейчас, поднимая глаза вверх, можно было заметить, что это за ветер несся со всех сторон к центру кругов. Это была черная энергия, которую можно было увидеть в этом месте на фоне слепящего глаза света. Она размазывалась по воздуху мириадами тончайших темных нитей, стремительно проносящихся в поглощающий их свет. Тут все насквозь пронизывала эта энергия. Несколько сотен таких нитей исходили также из моей груди. С молниеносной скоростью они вытягивались из меня неведомой силой, оставляя после себя только покой и умиротворение. С каждым мгновением мое сознание становилось все чище. Я теперь чувствовал свою душу. Первый раз в жизни я ощутил раскаяние по содеянному в своей жизни и заплакал. Это были не только слезы печали и горечи, это были и слезы радости за дарованное освобождение. Меня простили. Я почувствовал, что уже никуда не ползу, а просто лежу на земле, уткнувшись лицом в пол.

Вся моя жизнь, которая осталась за внешним кругом, была лишь разминкой, жалкой репетицией перед грандиозным представлением. Там все было не по-настоящему, просто иллюзия. Настоящая реальность была тут и сейчас. Теперь мне стало отчетливо ясно, что находится там, в самом-самом центре кругов, да и в центре всего нашего мира. Ответ был настолько очевиден, что не смог вызвать никаких противоречий. Там был Бог - чистый и милосердный, готовый принять на себя все человеческое зло, чтобы облегчить участь людей. Тот Бог, который бескорыстно помогает каждому, в не зависимости от его вероисповедания, и даже от наличия самой веры.

Все оказалось настолько просто, что мне стало стыдно за все человечество, которое не смогло познать истину раньше. Здесь по мере приближения к центру кругов сила духовной гравитации увеличивалась с большой силой. Так же как в черной дыре, где гравитация настолько сильна, что материя проваливается сама в себя, в одну точку, тут тоже должна была существовать такая самая сингулярность – точка абсолютной энергии, которая в силах принять на себя все людские пороки. А вокруг этой точки не могло быть больше ничего, кроме Божьей благодати. Это было самое чистое место в мире - то место, где ни на мгновение не могла удержаться даже самая крошечная частичка зла, стремительно проваливаясь в бездну Божьей любви.

Как же люди были слепы в поисках своего Бога. Искали его в церковной утвари, в золотых куполах, в рождественских песнопениях. Искали, но никогда не находили. Никому и в голову не пришло искать его в самом центре зла, ненависти и грязи. А Он всегда находился совсем рядом, именно там, где Он был нужен больше всего.

Сейчас, когда мое сознание полностью освободилось от всего лишнего, и ум с невероятной легкостью двигался по нужному маршруту, мне стало отчетливо ясна вся идея нашего мира. Я продолжал лежать на земле, не делая не малейшей попытки пошевелиться. Да и это было уже не нужно. Время теперь для меня потеряло всякий смысл. Здесь была вечность. Мой вчерашний день отсюда казался таким непостижимо далеким, как само зарождение вселенной, а день рождения Христа был таким близким, что уже даже можно было услышать рождественские напевы ангелов. Пространство свернулось в одну точку, и уже не было никакого смысла двигаться ни вперед, ни назад. Все было здесь и сейчас. А за пределами этого «здесь» ничего не было. Не существовало никаких «вчера» и «завтра». И даже понятие «сегодня» было невероятно далеко от истины. Есть только один миг, застывший в пустоте. А все, остальное - просто игра ума.

Да, люди сотворили себе Бога. Такого Бога, который в силах был спасти этот мир. Но этот Бог всю свою абсолютную любовь направил на сотворение нашего мира со всеми его обитателями. И тут нет никакого противоречия. Эти два события произошли одновременно. Для сознания человека и для сознания Бога нет никаких временных границ, так, как и самого времени - просто не существует.

И вот теперь я нахожусь перед Господом, смиренно ожидая своей участи, как и подобает человеку на Страшном суде. Еще немного, и меня не станет. Но я совсем не страшусь этого, а наоборот испытываю Божью благодать. Страшный суд совсем не является чем-то страшным. Человек всю жизнь несет в себе частичку добра и в противовес ей частичку зла. Это соотношение хорошего и плохого и делает человека человеком. Но Господь любит нас. Он может принять на себя все самое плохое, чтобы освободить людские души от страдания. Но когда в человеке совсем не остается зла, он перестает быть человеком. Но кем он тогда становится?! Богом? Частицей Бога? У меня сейчас будет возможность это почувствовать.

 

Первая глава  →  Вторая глава  →  Третья глава →  Четвертая глава  →  Пятая глава