Один дома. Cцена после титров

Незнакомое место. Через приоткрытые гаражные ворота мы видим часть безлюдной улицы, слабо освещенную желтым светом фонарей. На доме напротив горят рождественские гирлянды, что напоминает нам о недавно прошедших новогодних праздниках. 

Начинает играть тревожная музыка.  Мы замечаем ели слышный скрежет металла по асфальту, который со временем становится громче. Через какое-то время мы уже отчетливо слышим этот звук, неторопливые шаги и какой-то странный равномерный ели слышный звон. 

Происходит смена кадра. Мы видим ноги человека в широких резиновых сапогах с большим количеством металлических пряжек, которые при каждом шаге издают слабо слышный звон. Без сомнений это дворник Марли. Смена кадра. Дворник с трудом затаскивает в гараж круглый мусорный контейнер. Придвинув его к стене он снимает крышку. Камера расположена так низко, что не позволяет нам заглянуть внутрь.

Притащив с угла гаража большой мешок, Марли начинает лопатой пересыпать соль из него в открытый мусорный контейнер. Лопата за лопатой. Когда работа почти окончена, камера плавно поднимается выше, позволив нам заглянуть внутрь контейнера. На поверхности соли осталась кисть женской руки, на которой видны ссадины. Вокруг руки соль размокла и окрасилась в алый цвет. Следующая порция соли с лопаты скрывает руку из виду.

Смена кадра позволяет еще раз увидеть общий план. Зритель видит, что на самом деле контейнер не один, а их по меньшей мере три. Двухсекундная пауза, позволяющая зрителю осознать весь ужас происходящего, неожиданно прерывается громким шумом закрывающихся гаражных ворот. Мы оказываемся в полной темноте наедине с телами. Снаружи слышен звук отъезжающей машины.  

Начинает играть праздничная новогодняя музыка. Продолжают ползки титры по экрану.

Ночь накрыла бледным пледом...

Ночь.
     Накрыла бледным пледом
Город.
     Спит в глубокой неге
Мир.
     Застыл на быстром беге
Страх.
     Идёт за вами следом.

©

Крестный ход глазами Всевышнего

На днях, 17 августа состоялся Крестный ход паломников от храма Нерукотворного Образа Спасителя в Спасо-Преображенскую Пустынь под Елгавой. Меня всегда занемело это мероприятие. Сам даже несколько лет назад принимал посильное участие в этом паломничестве. Вообще, идея то хорошая, но мне не совсем понятна мотивация людей, идущих в подобный Крестный ход. Для чего они идут? Кому от этого лучше? Для чего это надо?

Вообще, мне представляется три основных независимых варианта развития событий. Какой из них является более реалистичным придется решать вам, или же предложить свой вариант. Поиграем немного в сценаристов:

Вариант потребительский

Бог лежит на небольшом возвышении облака. Руки раскинуты в стороны, голова запрокинута назад. Тело расслаблено, взор устремлен куда-то вверх. Тишина. Смена кадра. Паломники идут медленной тяжелой поступью по пыльной дороге. Понятно, что они прошли уже Бог знает сколько, и им предстоит пройти еще в два раза больше. У всех силы на исходе. Люди безпристанно молятся. Смена кадра. Бог по прежнему лежит в том же положении. Проходит какое-то время, доносится ели слышный шум проходящих мимо паломников. И тут из облака в Бога ударяет небольшой электрический разряд, потом еще один, и еще. Сначала эти разряды слабые, ели заметные, но с увеличением шума, создаваемого паломниками, они становятся весьма ощутимыми, похожими на небольшие молнии. Понятно, что те тщетные физические старания и мучения паломников, а также их духовное напряжение и молитвы теперь преобразуются в чистейшую энергию, которая подпитывает нашего Создателя. Бог закрывает глаза от удовольствия и абсолютного счастья. После того как паломники уходят, и исток энергии иссякает, на лице Бога появляется ели-заметная улыбка. Всё не зря, все не напрасно..

Вариант бюрократичный

Бог лежит на диване, читая утреннюю прессу. Тихо. Вдруг он неожиданно отрывает взгляд от газеты и смотрит куда-то вдаль. На его лице появляется улыбка. Он что-то услышал. Бог быстро встает с дивана и решительным шагом подходит к краю облака. Далеко внизу, растянувшийся змейкой не спеша идут паломники. Спереди набожные старушки бодро ковыляют за иконой, время от времени пытаясь вытолкнуть конкуренток за периметр благодати. Следом идут люди среднего поколения, задавшиеся целью пройти весь маршрут, во что бы то не стало. Позади колонны вялым строевым шагом идет верующая молодежь в камуфляжной форме. Людей много. Кто-то напевает церковные песни, кто-то читает молитву вслух, кто-то просто идет вперед, разглядывая окружающих. Увидев все это Бог опрометью кидается к письменному столу. Немного поискав в верхнем выдвижном ящике, минуты через две он достает оттуда то, что искал. Это ежедневник. Открыв нужную страницу, и взяв со стола первую попавшуюся шариковую ручку он опять спешит к краю облака. Внимательно, сверяясь с толпой паломников Бог не спеша, методично записывает их имена в ежедневник. Закончив список, он перелистывает одну страницу ежедневника назад. Лицо Господа расплывается в широкой улыбке. В этом году паломников оказалось больше аж на 5%, по сравнению с прошлым годом. Значит всё не зря, все не напрасно.

Вариант достоверный

Бог стоит у своей небольшой библиотечки, которая расположена на антресолях платяного шкафа. Чем-то увлечен, он достает то одну книгу с полки, то другую, у каждой открывая содержание и пытаясь что-то там найти. Раздается еле слышный гул, вызванный проходящими мимо паломниками. Это на секунду отвлекает Бога от своего занятия. Посмотрев в ту сторону, откуда раздается шум, Бог тяжело вздыхает, покачав головой из стороны в сторону. Но тут-же ели заметно махнув рукой, он опять возвращается к своему занятию, что-то тихо бормоча себе под нос.